Бегом — во «времянки»: реновации делает собственников жилья арендаторами

"Новые Известия" продолжает внимательно и дотошно следить за столичной реновацией. Наш очередной обзор выявил ряд вопиющих несоответствий между обещанными москвичам благами и реальной практикой. Речь идет о юридическом статусе квартир и земли под ними, о грубом нарушении архитектурных и градостроительным норм…

Жители 30 домов начали переселение в 22 новостройки по программе реновации в Москве. Об этом в декабре прошлого года сообщил глава столичного департамента градостроительной политики Сергей Левкин. Счастливых новоселов показывали по телевизору. Им нравилось все: 20-ый этаж, с которого далеко видно, линолеум на полу той же расцветки, что в прежней квартире, коридор, позволяющий кататься на велосипеде в одну сторону. Бабушка с дедушкой, прикрывая узлом трещину на окне, просто радовались, что под конец жизни наконец поменяли старую хибару на новое жилье. Трещина их не смущала – у них и раньше все окна были такие же…

Недовольных тем, что им «дали» хлам хламом, по ТВ не показывали. Они в основном кучковались в соцсетях, писали посты, что «такого не строили даже в советские и постсоветские годы» и жаловались друг другу, что, оказывается, отказаться от непонравившихся квартир нельзя. .Вчерашним сторонникам реновации власти, уже без всяких заигрываний говорили : «Другого жилья для вас нет. Ваш старый дом мы в любом случае будем сносить, поэтому берите то, что есть». Некоторые уже и проклинали тот день, когда польстились на хромированные полотенцесушители и просторные квартиры. Кухня оказалась на 2 метра больше, а размер комнат остался прежним, во многих квартирах нет балкона, ванна укороченная, санузел совмещенный (а когда-то обещали аж по два туалета в квартире). Настроения, что с реновацией «что-то не так» распространялись по интернету быстрее, что бравурные репортажи с новоселий в подконтрольных мэрии СМИ.

Масла в огонь негатива подлил скандал с домом по ул. Дм. Ульянова, 27. За него боролись жильцы бараков, которым он изначально предназначался по программе «Жилище», и пятиэтажки, намеченные под снос. По каким-то необъяснимым для простых москвичей причинам дом перебросили на реновацию. Первенец этого дела вместо того, чтобы стать образцом для подражания, взял да испортил реноваторам всю обедню. Фото незакрывающихся окон, незаделанных швов в руку толщиной, отваливающихся панелей заполонили интернет. На любителей всюду искать недостатки можно было не обращать внимания, но инициативная группа жителей добилась независимой экспертизы, был проведен анализ соответствия дома перечню требований, зафиксированных в градостроительных и законодательных актах. Центр «ПГС» в конце января 2019 года представил подробное заключение на 56 листах и сделал вывод, что строение создаёт угрозу жизни и здоровью граждан («Новые Известия подробно рассказывали об этом 7 февраля с.г. в материале «Вкривь и вкось»).

В СИБИРЬ ИЛИ НА ПОВЫШЕНИЕ?

Бунт на Дм.Ульянова спровоцировал цепную реакцию среди переселенцев. Недовольных своим новым жильем оказалось гораздо больше, чем принято считать. Люди массово жалуются на низкое качество домов: розетки выпадают из стен, дверные косяки перекошены, штукатурка отваливается, звукоизоляция никуда не годится. Главный вопрос: почему дома для переселенцев оказались некондицией? Что пошло не так, если программа реновации вошла в клинч даже со своими сторонниками? Кто в конце концов виноват и что теперь делать? Ответы находятся.

Angelina Angelina Вопрос качества ( вернее его отсутствия) в новостройках КП «УГС», ОА «УЭЗ и т.д., куда граждане вынуждены переселяться в связи с изъятием их прежнего жилья для нужд реновации — давно наболевшая тема…Прямая вина в таком безобразии одних и тех же лиц — Мосстройнадзор, подконтрольный Хуснуллину, Роспортебнадзор и т.д.

Стася Соловей Ну ок, дома – г…но. А дальше-то — что? Суд, Сибирь? Снос дома, возмещение ущерба подписавшими сдачу в эксплуатацию?

Вопрос, как говорится, интересный. Что-то не припоминается случаев, чтобы в Москве снесли только что заселенную новостройку из-за ее непригодности для проживания, да еще и наказали тех, кто от имени государства поручился за ее качество и безопасность. В должности повысить могут. Вот, например, чиновника Алексея Амелькина, от имени правительства Москвы гарантирующего качество строительства домов, повысили до первого зампредседателя комитета государственного строительного надзора (Мосгосстройнадзор). В 2016 году, когда дом на Дм.Ульянова вводили в эксплуатацию, он был просто замом, в 2018-ом, когда этот кривой и косой дом приспособили под реновацию, стал первым замом. «По логике кадровой политики мэрии, если дом, не дай бог, рухнет, быть Амелькину главой Мосгосстройнадзора», — иронизируют соцсети.

На повышение, похоже, может рассчитывать не только этот чиновник. Застройщик многострадального дома на ул. Дм. Ульянова – казенное предприятие Москвы «Управление гражданского строительства» под руководством Дамира Газизова, давнего партнёра Марата Хуснуллина по работе в Татарстане (напомним: это то самое КП «УГС», которое оскандалилось и с новостройкой на Карамышевской набережной). В принципе, все 22 дома, приспособленные и уже заселяемые по реновации, возводились казенным предприятием Газизова. Государственный застройщик, по мнению правительства Москвы, уже сам по себе является гарантом качества и высоких стандартов реновации, именно поэтому КП «УГС» доверено открыть программу и стать ее авангардом.

Насколько это оправдано, сказать трудно. По данным «НИ», как минимум четыре группы вынужденных переселенцев собирают подписи под коллективным иском в суд с требованием вывести предложенные им дома из стартовых и запретить переселение в них по реновации. Новоселы с ул. Дм. Ульянова, 27, основываясь на данных независимой экспертизы, признавшей дом непригодным для проживания, намерены через суд добиваться наказания «казенного» застройщика и снятия с должностей руководителей Мосгосэкспертизы, подписавших акт приемки здания в эксплуатацию.

Но что-то подсказывает: в нынешней ситуации, когда одни подчиненные Марата Хуснуллина застраивают Москву некондицией, а другие дают «добро» на заселение этого недостроя, перемена фамилий в надзорных органах столицы или в руководстве казенного предприятия не имеет значения. Какие-нибудь Пупкины будут делать то же самое, что и Амелькин, и Газизов. Потому что они служат не только Хуснуллину, но и закону, в котором, по выражению представителя московского общественного движения «Наш дом» Александра Эйсмана, написаны такие вещи, от которых волосы дыбом встают. «Например, там написано, что при строительстве новых домов можно отступать от экологических, санитарных и пожарных норм. Это значит, что такие дома могут строиться вплотную к большой дороге, или не получать солнечного света, или стоять на бывшей свалке, или стоять так близко друг к другу, что при пожаре они будут загораться один от другого. Закон о реновации» всё это разрешает, — говорит он. – Поэтому какие бы гарантии и обещания ни предоставлял москвичам мэр Сергей Собянин, руководители стройкомплекса будут ориентироваться на нормы закона, который они сами и пролоббировали.

— Мы за это не голосовали, — пишет в «НИ» москвичка Наталья Бестемьянова, безуспешно воюющая против насильственного переселения в высотку на проспекте Вернадского. – Мы вообще не понимали, что «реновация» — это не социальная программа, а коммерческая. Она с самого начала была придумана не ради нашего блага, а ради блага тех строительных компаний, которые будут ломать одни дома и строить на их месте другие. Для них это очень выгодный бизнес. И, конечно, застройщики хотят, чтобы строительство обходилось им как можно дешевле. Но для нас это означает, что они строят «кварталы-муравейники» стометровой высоты, огромной плотности и низкого качества. Я бы хотела вернуть все обратно. Многие разделяют это мнение. Во-первых, во время голосования мы об этой программе ничего толком не знали. Нам не показывали никаких проектов, ни одного человека ещё не переселили, ни одного дома не построили. То есть они предложили нам сначала «вслепую» проголосовать за переселение, и только потом узнать, по каким правилам оно будет происходить. Во-вторых, голосование касалось только сноса. И проходило оно только в тех домах, которые могли попадать под снос. А по поводу застройки никакого голосования не было. Хотя главной целью этой программы является именно застройка. Разве это справедливо, что многие теперь попадают в гораздо худшие условия, чем у них были? В будущем, может быть, правила реновации изменятся, но мы-то уже попались. Как быть? Ведь страшно же: откажешься от предложенной квартиры, вообще останешься ни с чем. А наша семья 20 лет собирала на жилье по копейке.

Читайте Новые Известия в официальной группеСледите за самыми важными новостями региона в ленте друзейFacebookВКонтактеTwitterОдноклассникиДома на проспекте Вернадского не нравятся жителям хрущевок

НЕ ХОТИТЕ ХЛАМ? – ПОЛУЧИТЕ ВОЗДУХ!

«Остаться ни с чем», как выясняется, можно и заселившись в новую квартиру. Рабочая группа при ГД РФ по защите прав и интересов жителей при реализации программы реновации присмотрелась к юридической стороне вопроса – что же на самом деле, помимо откровенного неликвида с кухнями без окон, дается взамен частной собственности москвичам?

— В рамках своей деятельности нам приходится копать и раскапывать различные нюансы, — рассказала «НИ» член РГ Анастасия Крючкова — .В самом начале существования нашей группы три совещания подряд были посвящены интересному вопросу: в целях ускорения программы правительство Москвы не собиралось регистрировать право собственности на квартиры на себя. Таким образом, юридически договор мены между вами (как собственниками квартиры) с правительством Москвы становился, как бы сказать помягче, подвешенным в воздухе. Интересно, зачем так?

Г.П. Хованская (председатель Комитета ГД по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству) аккуратно подняла этот вопрос на первом из трех совещаний. На что представители московского правительства пропели песню «нам надо очень быстро всех переселить, иначе мы не запустим волну, зачем вообще все эти формальности». Глядя на реакцию Хованской на эту «песню», всем вменяемым стало понятно – либо это такой момент для «отвлечения внимания от главного», либо последствия того, куда нас ведет правительство Москвы, страшно представить.

В 2017 году вопрос закончился ничем. И вот прошло уже больше полутора лет, мы многое узнали о правах собственности. Теперь мы знаем, что без подтверждения прав на земельный участок, вы владеет всего лишь кубометрами воздуха внутри квартиры. Судьба дома не решается отдельно от судьбы земельного участка. Нет земельного участка – нет дома. Кому перешел земельный участок – тот и решает судьбу дома. Само правительство Москвы подтверждает данный тезис своими действиями. Мосгорсуд буквально недавно отклонил иск жителей Кунцево о незаконности

сноса их жилых домов на основании того, что «права на землю не зарегистрированы –значит, собственник – муниципалитет. А значит, может делать на этой земле все, что угодно». Хотя это передергивание существующего законодательства. Но такое происходит сплошь и рядом. Вот, допустим, правительство Москвы утверждает, что квартиры в пятиэтажках на 30% дешевле, чем в предлагаемых переселенцам новостройках. Только так ли это на самом деле?

Осенью 2018 рабочая группа отследила дома, в которые власти «ускоренными темпами» вселяет граждан. Оказалось, ни один земельный участок под домами, в которых уже заключаются договоры мены, не поставлен на кадастровый учет. Где-то земельный участок не выделен под дом, а выделен сразу под несколько домов. Где-то адрес не присвоен домам на кадастровой карте. Где-то статус учета земельного участка

«Статус земельного участка «ВРЕМЕННЫЙ» — это значит, что если в течение 5 лет на него не будут зарегистрированы права, то он будет снят с учета (аннулирован). И земля будет считаться свободной для всего, чего душа муниципалитета пожелает. Если же земельный участок выделен сразу на несколько домов, то не факт, что собственникам оного дома вообще удастся зарегистрировать его и перевести из статуса «ВРЕМЕННЫЙ» в «учтенный».

Получается, что квартиры в таких домах вообще НЕ ЯВЛЯЮТСЯ РАВНОЗНАЧНЫМИ КВАРТИРАМИ. У вас, как собственника квартиры в доме, попавшем в реновацию, есть вполне определенный объект, которым вы владеете. Это квартира (с кадастровым номером) в доме (с кадастровым номером) на земельном участке, выделенным под строительство именно этого дома еще в Советском Союзе. А взамен правительство Москвы предлагает вам неизвестно что и без права собственности на это нечто.

И вот тут и стал немного понятнее посыл мэрских юристов. Действительно, ведь земельные участки под домами, которые срочно перегнали в программу реновации, могут быть в залоге у банка (и по некоторым земельным участкам по домам в реновации сейчас уже есть такая информация). И, конечно же, процедура оформления земельных участков требует времени (не 1-2 недели). Но правительство Москвы хочет очень быстро освоить бюджет программы реновации, а заодно и пристроить завалявшийся «неликвид». Тут уж не до формальностей!

То есть, выходит, правительство Москвы нарушает ФЗ-141 от 01.07.17 и кучу разных других законов и кодексов практически целиком. Возможно, тем самым готовится почва для масштабного устранения понятия «собственник» и перевода нас всех в категорию «арендатора» (проще говоря, — в соцнайм). А те, кто сейчас заключают договор мены по реновации с правительством Москвы, либо должны будут пройти семь кругов ада и добиться-таки оформления земли под их домом (если это вообще будет возможно), либо должны быть готовы в любой момент быть выкинутыми из квартир. Возможно, именно с такими правовыми нюансами связано и то, что ни одному собственнику еще не удалось получить подробную документацию на предлагаемую ему по реновации квартиру: техпаспорт, экспликация, план БТИ, площадь квартир, например, все жители вынуждены до сих пор обмерять линейками. Эти документы ДГИ упорно скрывает от всех.

В октябре 2018 года рабочая группа, предупреждая крайне негативное развитие событий для москвичей, чьи права собственности в результате «своеобразия» столичной реновации оказались под угрозой, передали обращения Петру Толстому и Галине Хованской с просьбой разобраться: как же так? В ответ тишина… Нет, в правительство Москвы запросы, конечно, отправлены. Только вот ответов нет ни у председателя Комитета, ни у вице-председателя ГД РФ.

Вот список домов, переданных правительством Москвы под реновацию без оформления земельного участка или без адреса на кадастровой карте города:

5-я Парковая, 62Б – временный земельный участок (ЗУ);

Ярцевская, 33 – отсутствует адрес на кадастровой карте;

Дм.Ульянова, д. 27 и 27 к.1 – статус ЗУ – «Временный»;

Летчика Бабушкина, д. 39 и 41 – учтенный ЗУ;

Проспект Вернадского, д. 54, 56, 58 – стоят на одном ЗУ, статус – «Временный»

Проспект Вернадского, 69 и 61 к.3 – отсутствует адрес на кадастровой карте;

Судостроительная, д. 17 – отсутствует адрес на кадастровой карте;

Улица Красных Зорь, 59Б – отсутствует адрес на кадастровой карте;

Дмитровское ш., 74, корп. 1 – участок под МКД не выделен, общий ЗУ под

несколько домов, статус – «Временный»;

Бескудниковский бульвар, д. 3, 5, 11 к. 1, 13 – участок под МКД не выделен,

общий ЗУ под несколько домов, статус – «Временный»;

Дмитровское шоссе, дом 68 – участок под МКД не выделен, общий ЗУ под

несколько домов, статус – временный;

Щелковское шоссе, д. 74 – участок под МКД не выделен, общий ЗУ под

несколько домов, статус – временный;

Ул. Гжатская, д. 16, корп. 1 – отсутствует адрес на кадастровой карте;

Ул. Кузьминки, д. 1 – отсутствует адрес на кадастровой карте;

Волгоградский проспект 97 к 3 – отсутствует адрес на кадастровой карте;

Изюмская, д 55 к 1 – временный ЗУ.

Напомним: эти дома построены по программе «Жилище» и предназначались льготникам и очередникам. Сейчас они передаются собственникам по договорам мены. А что на что они, собственно, меняют? У людей, кроме квартиры, была общедомовая собственность, земельный участок, стоившие стоившие СОТНИ МИЛЛИОНОВ рублей. Сейчас получают голую квартиру – без земли, без общего имущества, а часто и сам дом «висит в воздухе». «Оформим позже» — это не ответ, это конкретное нарушение закона и прав собственности. Городские власти системному и последовательному подходу к процессу реновации, ими же инициированному, предпочли волюнтаризм, непрозрачность решений и полное отсутствие конкретики для населения. Это развязывает властям руки и позволят манипулировать «реновацией», как им выгодно,- заключает Анастасия Крючкова.

ВТОРОЙ БЛИН НЕ ЛУЧШЕ ПЕРВОГО

Но вот что интересно. Обсуждая недостатки программы реновации, а то и ее явную дискриминацию по отношению к москвичам, переселенцы обязательно уточняют — это только начало», первый блин, а вот когда все заработает по-настоящему, начнется застройка Москвы по лучшим конкурсным проектам, то наверняка появятся и качественные дома, и другие, более человечные, правила застройки. Нам же обещали…

В пять районов Москвы ( Кузьминки , Головинский, Царицыно, Проспект Вернадского и Хорошево-Мневники реновация уже пришла. .В конце сентября прошлого года столичные власти подвели итоги международного архитектурно-градостроительного конкурса на разработку концепций территорий. Дальше, по словам, главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова, с помощью выбранных на конкурсе проектов будут составлены основные правила застройки для остальных кварталов реновации.

Головинский район (14 квартал, улицы Флотская – Онежская) — из тех «счастливчиков», где эти правила вырабатывались, начиная прямо с архитектурного конкурса. В декабре 2017 года, через пять дней после презентации проектов в доме на Брестской во дворы на Флотской-Онежской вошла тяжелая техника и не оставила от архитектурных изысков камня на камне. Скорость, с которой вырубались деревья и кустарники, демонтаж детской площадки, укладка плит для проезда тяжелой техники не оставляли сомнений – кто-то срочно захватывает место, пока не началась обещанная реновация и не спроектирован район.

Читайте Новые Известия в официальной группеСледите за самыми важными новостями региона в ленте друзейFacebookВКонтактеTwitterОдноклассникиРазрешение на строительство на Флотской – Онежской улице не было! И это признают сами власти Москвы

Доведенные до белого каления активисты стали писать обращения — в Совет депутатов, в Мосгордуму, в Мэрию, в Прокуратуру, в Госдуму, в Москомархитектуру, в Минстрой, в другие инстанции, пытаясь выяснить, что же тут затеяно втайне от жителей. Уклончивые ответы «инстанций» породили ещё больше подозрений, что дело не чисто, кто-то подставляет собянинскую реновацию, превращая ее из щадящей для жителей в нескончаемый для них ужас. Ответила Москомархитектура: «Строящиеся башни будут учтены в будущем проекте территории». То есть сначала построим, а потом вокруг что-нибудь напланируем. Ответила Техническая инспекция ОАТИ (организация, ответственная за выдачу разрешения на разного рода земельные и подземные строительные работы, им пожаловались на стройку): «Готовится площадка для строительства по программе «Жилище».

Два ведомства, сидящие под мэрией, либо сами не знают, что за разрешения они выдают, либо отвечают на запросы жителей так, как это в данный момент взбрело в голову вышестоящему начальству. «Цель – запутать москвичей и отмазаться от подозрений, что под шумок реновации лучшие места «уходят» близким к мэрии людям под коммерческую застройку» — такое мнение высказали «НИ» члены РГ, у которых скопились тома фактов на подобную тему.

Когда строители, уже изрядно перелопатившие дворы на Флотской – Онежской, наконец, поставили информационные щиты на месте стройплощадки, выяснилось, что застройщик – уже известное всем казенное предприятие Москвы «Управление гражданского строительства» под руководством Дамира Газизова. Генподрядчик – АО «Управление экспериментальной застройки» Альберта Суниева – еще одного хуснуллинского земляка, перебравшегося в Москву вслед за шефом и с 2014 года осваивающего госконтракты КП «УГС». Подрядчик — некое ООО “Реалстройинвест-М” Адама Делимханова. Как указано на сайте компании, ранее она специализировалась на возведении объектов по заказу ФСБ и Нацгвардии в регионах России. Выяснилось и другое: в конца 2016 года, когда москвичи еще не догадывалась, что их ждет реновация и даже слова такого не знали, ООО «Реалстройинвест-М» получило от московской мэрии чуть более двух миллиардов рублей на строительство четырех высоток в Головинском районе. Похоже, чтобы не возвращать деньги в казну, их начали спешно осваивать.

К слову, в Москве в момент объявления и оформления реновации было открыто множество строительных проектов в разной степени завершенности: где-то был котлован, а где-то уже шла отделка. После принятия программы все их стали спешно “подгонять” под реновацию и представлять дело так, что работы вовсю идут, дома растут и новоселье не за горами. В итоге, похоже, москвичи получат не обновленные районы с лучшими условиями для жизни, а градостроительный хаос, от которого придется бежать, сломя голову.

А КАК ЖЕ КОНКУРСЫ?

«В Головино выиграло конкурс бюро Асадова. Якобы с учетом мнения жителей, на каких-то якобы слушаниях. Мы узнали об итогах из СМИ, — рассказывает житель района, предприниматель Антон Чунчузов. — Во дворах своим чередом ведется строительство, не имеющее к конкурсу никакого отношения. В нашем — вырыты котлованы, залиты фундаменты. В соседнем — пока только погружены сваи (сваи погружаются раньше котлована и фундамента). Башни закрывают свет нашим пятиэтажкам, возле них не предусмотрены парковки и подъезды. Ну и самое главное — без проекта реновации всего квартала башни, естественно, не вписываются ни в какие нормы. В соседнем дворе одна из башен попадает в санитарно-защитную зону химзавода Аурат (бывший химзавод им Войкова) — один из топ-загрязнителей Москвы, как пишут про него в прессе). Так вот для него установлена защитная зона, в которой строительство жилья запрещено. Тем не менее, уже готов проект постановления правительства Москвы, согласно которому эта самая сан-зона уменьшается. Так, чтобы не мешать застройке. Нет препятствий для правительства Москвы. А стройка идет. Сколько вырубили деревьев — не знаю, думаю, что 99%.»

Совершенно неожиданно и не в масть с правительством Москвы выступил Мосгосстройнадзор. Возмущенным адресатам с улицы Флотской 10.08.18 пришел официальный ответ от уже известного нам Алексея Амелькина: « Проектная и разрешительная документация на строительство по указанному адресу в комитет не поступало, разрешение на строительство не оформлялось. Учитывая изложенное и в соответствие с п. 1 ст. 211 Гражданского Кодекса РФ, объект обладает признаками самовольного строительства. Комитетом в прокуратуру г. Москвы направлен комплект документов для согласования выездной внеплановой проверки в отношении Казенного предприятия г. Москвы «Управление гражданского строительства»… О результатах вам будет сообщено дополнительно».

Еще чернила на подписи не высохли, а все экспертизы, согласования и разрешения Казенное предприятие Дамира Газизова получило в том же надзорном ведомстве, и теперь на законных основаниях радует жителей точечной застройкой во дворах Флотской и Онежской.

Вот это та реальность, которая выросла перед финалистами архитектурного конкурса на лучший проект застройки Голоинского района. К слову сказать, четыре двадцатипятиэтажные одноподъездные «свечки» УГС Газизова втюхивало ровно в тех выигрышных местах, которые архитекторы всех конкурсных проектов назвали «витриной» Головинского района. Ни один проект не предусматривал здесь строительства уродливых монстров. Парки – да, расширение природных территорий – да, но портить район унылыми, поставленными на попа «гробами» – до этого никто из финалистов не додумался.

Уже не только архитекторам, но и простым смертным стало понятно, что победу одержит не тот, кто упрется рогом против «неожиданно возникшего безобразия», а тот, кто согласится плясать вокруг него. Весьма существенная деталь к этим подозрениям: председатель жюри конкурса – глава московского стройкомплекса Марат Хуснуллин. Один из влиятельных членов – руководитель КП УГС Дамир Газизов – тот самый реноватор, уже преобразивший Головинский район на свой вкус.

Что требуется от победителя конкурса?

— Конкурс – это самый первый, концептуальный этап проектирования, на котором разрабатываются принципы застройки района,- рассказал НИ» глава Бюро Андрей Асадов. – Мы представляли Головинский как «неспальный» район с новыми общественными пространствами, с парками и скверами, развлечениями и офисами, детсадами, поликлиниками. То есть мы работали, выстраивали свои идеи, чтобы они максимально отвечали интересам жителей. «Стартовые дома» случились в разгар конкурса, и из «рекомендованных» превратились в «обязательные».Проект приходится корректировать на ходу. Но главное, у нас есть понимание, как вписать эти стартовые дома без ущерба для общей концепции.

Что из этого получилось, архитекторы обещали рассказать на неформальной встрече с жителями, намеченной на 1 февраля. «Новые Известия» тоже записались — ну интересно же, как скрещивают ужа и ежа в интересах реновации. В Царицыно, например, это не удалось. Победитель конкурса после всех корректировок Мосархитектуры и прочих специалистов из ведомства Марата Хуснуллина просто не узнал свой проект и добровольно сошел с дистанции. Теперь реновировать Царицыно будет более понятливый коллега, занявший второе место. Встреча в Головино, увы, не состоялась. Уже на следующий день после приглашения поступил отбой из архбюро Асадова.

Алексей Михеев «Последние новости не очень хорошие. По независящим от нас обстоятельствам встречу придется отменить. Это моя ответственность, я был излишним оптимистом, прошу меня извинить. К сожалению, я недооценил насколько тематика реновации является сложной для всех участников»

Ну еще бы! Все настолько сложно, что лучше вообще никого не беспокоить. Власти молчат, фонд реновации «не в теме», предлагает только «попить водички и успокоиться», когда ходоки с Флотской-Онежской пытаются добиться хоть какого-то ответа о будущем своего района. Жители хлещутся между собой в фейсбучной группе и, похоже, мрачнеют с каждым днем. Это еще надо уметь – превратить вчерашних сторонников реновации в ее противников одним только пренебрежением к диалогу с людьми.

Эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов Юрий Эхин душевные травмы не лечит, он предупреждает, что есть большие сомнения, что победителям архитектурного конкурса позволят воплотить красоты своих проектов. Результаты конкурса могут быть искажены до неузнаваемости и все пойдёт по накатным рельсам – плотность застройки, немыслимой высоты многоэтажки, глухие дворы, которые сводят людей с ума …

— Больше внимания надо обратить на другое, — говорит Эхин. — Власти тихо, без всяких конкурсов выполняют безымянные проекты застройки по 86 районам реновации столицы. А это, между прочим, львиная доля всех районов Москвы — в семнадцать раз больше конкурса! Плюс к этому ещё в сентябре мэр утвердил опережающими темпами 210 площадок для первоочередного строительства домов (сегодня их 236), чтобы расселить 512 пятиэтажек, попавших в программу реновации. На подходе еще почти 200 таких «пилотных» площадок. Поэтому конкурс, во многом, — дымовая завеса. Крупные дела по-прежнему «лепят» на тёмной стороне неизвестные спецы по неизвестным заказам.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

За снос в Головинском районе летом прошлого года на «Активном гражданин» и в МФЦ проголосовало будто бы почти 100% жителей, в программу реновации первой волны вошли 75 домов.

— Не знаю, откуда взялись такие цифры, — говорит Лариса, собственница квартиры в доме на Флотской. — Сейчас все бегают к друг другу: «я не голосовал», «я был против»… Наверное, так и было. Но мы не виним тех, кто на самом деле хотел чуть ли не завтра получить квартиру своей мечты. Нас, неверящих в эти сказки, было меньшинство, увы, сделать мы ничего не смогли, поэтому пришлось подчиниться и принять реновацию. Но мы хотим, чтобы она проходила по закону, чтобы четко соблюдался прописанный порядок: должен быть генплан реновируемых территорий, публичные слушания, список и очередность попавших под снос домов, тип и этажность строений, возводимых взамен. А не так, как сейчас: заскочили во двор, все повырубили- поломали и начинают строить неизвестно что и неизвестно кому. Реновация не икона, чтобы перед ней стоять на коленях и безропотно принимать все, что бог пошлет или мэрия прикажет. Надо судиться, когда нарушается закон или ущемляются наши права. До этого дозрели уже и ярые засносники. Так что шанс общими усилиями переломить негативные тенденции реновации есть, и мы его будем использовать.

Первый иск москвичей к мэру Сергею Собянину уже подан. В Тверском районном суде Москвы начинается административный процесс о признании его бездействия незаконным. Дело вот в чем.В июне 2018 года началась застройка нового жилого комплекса по адресу Мичуринский проспект, владение 30-Б. Застройка осуществляется по решению Градостроительно-земельной комиссии города Москвы, которую возглавляет мэр Собянин, он и стал административным ответчиком за то, что не учел или проигнорировал весьма существенные обстоятельства: в непосредственной близости от стройки (менее 100 метров) находятся школа, два детских сада, в которых воспитывается более 1 000 детей. Кроме того, выделенный ГЗК Москвы земельный участок очень близко расположен к жилым домам, и при монтаже котлована под фундамент такого огромного жилого комплекса это приведет к огромным проблемам на благоустроенной территории, трещинам фундамента и обрушению соседних многоэтажных домов, что представляет опасность для жизни и здоровья жителей.

Истцы настроены до конца отстаивать свои конституционные права и наказать мэра за бездействие.

Рабочая группа при ГД считает, что Сергея Собянина, как главного реноватора Москвы , также ожидают трудные времена из-за массового нарушения базового принципа программы реновации о предоставлении переселенцам равнозначного жилья. Будьте готовы идти в суд! – призывают они москвичей. Проверяйте земельный участок, на котором стоит дом, в который вас собирается переселить ДГИ г. Москвы. Если его нет (не выделен; не зарегистрирован; статус учета временный) – нет и квартиры, которую вам навязывают. А значит, это никак не может быть равнозначным вариантом. Для соблюдения «равнозначности» стороны должны обладать объектами права. У вас он есть, а у правительства Москвы – нет!

«Не помогут ни Жириновский, ни Зюганов, ни Толстой, ни сам Володин, никто другой, кому вы привыкли плакаться, -говорит Анастасия Крючкова.- Только закон и суд! Будет большая и жаркая битва. Но она того стоит – вы защищаете свое законное жилье и в конечном счете свое право на нормальную жизнь».

Москва к сегодняшнему дню насчитывает 10 000 переселенцев по реновации. Если хотя бы треть обиженных дойдут до суда… Честно сказать, хотелось бы узнать, что будет дальше. Но уж хуже – точно не будет.

Сюжеты:
Эксклюзив

Источник: newizv.ru