Быть «мужиком»… К чему приводит ловушка гендерной модели

Художник Александр Хоц размышляет над, казалось бы, невинной фразой комментатора чемпионата Европы по фигурному катанию — "Сегодня вы должны показать всё, на что способны, как настоящие мужики", "показать настоящее мужское катание". И приходит к выводу, что за подобными словами скрывается вся бездна архаики в сознании.

«На фоне заявлений балетного артиста Сергея Полунина, что «мужчина должен быть мужчиной» и что он «не видит мужчин на сцене», — в выгодную сторону отличаются танцы на льду,-пишет в своём Facebook Александр Хоц. — Точнее, комментарии российских ведущих на чемпионате Европы в Минске.

Напутствуя героев в мужском катании, журналист настойчиво подчёркивал: «Сегодня вы должны показать всё, на что способны, как настоящие мужики», «показать настоящее мужское катание». И вот странная мысль: рискнул бы он напутствовать женщин в том же стиле? «Сегодня вы должны выложиться полностью, как настоящие бабы». Что-то сомневаюсь. Но сниженная лексика то и дело позитивно звучит в быту.

Гендерные стереотипы в России как правило выдают снижение образа за доблесть и позитив. «Мужики» и «бабы» — выступают как достойные модели поведения и личности. Для соответствия стандартам мужчина должен быть «мужиком», а женщина — «бабой». «Ты что, не мужик?», «Что ты за баба, если мужика завести не можешь?», «Ты же баба — терпи», «Мужика ей хорошего надо» и пр. Там где начинают мелькать «мужики» и «бабы», речь (как правило) идёт о снижении смысла.

«Мужики» и «бабы» — важные для власти социальные модели, которые уводят от сложной картины мира, подменяя личность, человека, одиночку — «низовой» и массовой ролью. С определённой целью, разумеется. Апелляция к «мужикам» требует обычно либо героизма, либо бездумного выполнения приказов, слияния с массами и отказа от индивидуальности. Невозможно апеллировать к «мужикам» и «бабам» в сложных и творческих сферах, требующих «тонкой настройки». Чайковский, «как настоящий мужик», вряд ли напишет симфонию, а Цветаева, «как настоящая баба» — поэму. И даже Толстой, «как настоящий мужик», вряд ли станет автором романа (несмотря на графское «опрощение» и хождение за плугом).

В глубинных структурах личности, где рождаются сложные смыслы и образы (у танцора, художника, инженера, поэта, учёного, философа) не работают модели гендерной мобилизации. Чем глубже задача личности, тем дальше она от гендерных стереотипов, мотивов и стандартов. Чем сложнее духовная мобилизация, которая вам предстоит (творчество, наука, инженерная задача), тем меньше «мужского» и «женского» вам потребуется. (Балетный актёр «избыточно» пластичен для мужчины, потому что он решает балетную, а не «мужскую» задачу). Но чем примитивнее цель (армия, война, выживание, подчинение) — тем больше гендера («бабского» и «мужицкого») из вас «потащит» жизнь.

Это правило так и работает. Если от вас требуют простоты и примитивности, — то навязывают гендерный типаж «мужика» или «бабы». Ловушка гендерной модели в интересах подчинения стандартам и стереотипам. Архаичная власть отлично этим пользуется, требуя (прямо со школьных лет) быть не столько человеком, сколько «мужиком» или «бабой». Ваша социализация не будет полной, если вы не стали «мужиком» в структуре общей иерархии.

Сколько таких «мужиков», успешно встроенных в систему, «состоявшихся», женатых и карьерных, физически здоровых, реализовавшихся на службе, — мы видели в цепочках ОМОНа, разгонявшего различных маргиналов, отщепенцев, одиночек из «меньшинств». А дальше — по накатанной. «бабские дела и разборки», «поход мужиков по бабам», «байки про баб и тёлок», «мужик — всему голова», «армия готовит мужиков», «мы из тебя мужика сделаем», «проявите себя мужиками» и прочее. Торжество стереотипа в жизни начинается с принятия социальных масок. И чем примитивнее социум, тем важнее для него их наличие».

(оригинал — https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1326603810812628&set=a.102973256509029&type=3&theater)

Источник: newizv.ru