Максим Шевченко: «Не надо путать Мадуро с Чавесом»

Журналист и общественный деятель Максим Шевченко считает, что президент Венесуэлы Николас Мадуро несмотря на его демагогию на деле так и не стал преемником своего предшественника Уго Чавеса, извратил его идеи и именно потому страна оказалась в таком кризисе.

«Для меня определилась политика Мадуро, которого непросто защищать, потому что я не считаю Мадуро социалистом, я не считаю Мадуро защищающим интересы венесуэльского народа, — говорит Максим Шевченко в эфире радиостанции «Эхо Москвы». — Фактически он, прикрываясь именем Чавеса, на самом деле создает систему, которая является античавесистской по многому.

Посмотрите: ВВС опубликовало разные графики, как там кризисы развивались. При Чавесе были падения, были подъемы, но Чавес за счет личной харизмы, за счет демократичности… он, допустим, если проигрывал выборы, мог поздравить победителя на этих выборах. Чавес служил своему народу, для него главным было понятие справедливости. А для Мадуро главным является понятие — власть. Как оно было для Хрущева главным, для Брежнева и для Горбачева, что привело в итоге к гибели советского проекта.

Точно так же вот эта ставка на сверхэлиту, которая еще прикрывается армией, какие бы слова она не говорила и какие бы знамена она не вывешивала, — это путь уже измена чавесизму. Это вот моя позиция. Недаром многие чавесисты левые находятся в оппозиции к Мадуро сегодня.

Чавеса убили, Чавеса отравили — это очевидно всякому непредвзятому человеку. Чавеса отравили, спровоцировав у него какими-то препаратами быстротекущий рак. Поэтому Чавес были убит, потому что Чавес стоял на совершенно иных позициях. Чавес, во-первых, говорил необходимости развивать экономику и создавать рабочие места, а не просто распределять среди венесуэльцев деньги, которые получаются от торговли нефтью. Причем ведь это вилами по воде писано…

Вот смотрите, та же самая «Роснефть» вложила деньги в тяжелую венесуэльскую нефть. Эта нефть полна парафином, полна серой. Это очень тяжелая в переработке нефть. Под это дело «Роснефть» купила в Индии завод. Порядка 12 миллиардов долларов вложила в этот индийский завод, полагая, что сможет по внутренним ценам в рамках БРИКС или каких-то соглашений эту нефть перерабатывать в Индии. А если сегодня режим поменяется, вы что, будете ввозить в Индию эту нефть по мировым ценам?

Если, допустим, будут свергать Мадуро и там будет гражданская война, — а Евросоюз признал этого президента оппозиционного, — то перед ними тоже встанет вопрос… может быть, им будет невыгодно разрывать эти контрактные отношения с Россией. Но каким образом устанавливать эти отношения с новой властью? Защита инвестиций. Вооруженным путем эти инвестиции защитить невозможно. Все эти разговоры про 400 бойцов — это просто смешно. Венесуэльцы — это самый боевитый народ Латинской Америки, страна, где самое большое количество оружия на душу населения.

Поэтому я смотрю на все это с большим интересом и большим волнением. Но, безусловно, ставка России на формирование такой элиты, как бы распоряжающееся от имени народа национальными богатствами и на этом фоне продающей еще антиамериканизм, а на самом деле, прикрывающей собственную власть и контроль над национальными богатствами народ, которые узурпирует правящая верхушка — это, мне кажется, гибельный путь.

Вот путь Чавеса — это не гибельный путь. Он был сложный. Но он был не гибельный. А путь Мадуро — это путь зависимости».

Источник: newizv.ru