Премия за … разруху. Кому выгодно «оптимизировать» школы и больницы

Россияне привыкли к тому, что у нас каждый день что-то «оптимизируют» ради экономии бюджетных средств: закрывают школы, больницы и т.п. Между тем процесс деградации бюджетной сферы выгоден самим "оптимизаторам", получающим многомиллионные премии.

Ирина Канторович, кадидат исторических наук

Термин «оптимизация» отсутствует в государственных документах, его как бы нет. Зато есть установленный 9 лет назад порядок трат бюджетных средств, поражающий воображение каждого здравомыслящего человека.

Государство ежегодно выделяет каждому бюджетному учреждению деньги. Раньше, если в конце года часть денег оставалась, учреждение возвращало их обратно в казну. В 2010 году был принят федеральный закон, по которому учреждение оставляет сэкономленные деньги себе.

Региональные законы предписывают, как распоряжаться сэкономленными деньгами, например, для Москвы: , то есть на премии.

Данные законы спровоцировали руководителей бюджетных учреждений всех уровней на принятие управленческих решений, направленных на тотальную экономии бюджетных средств.

Вот самый простой пример: в поликлинике, к которой я прикреплена, поменяли часы, когда можно делать уколы, на интервал с 11.00 по 13.00 и с 14.00 по 17.00 часов (ранее было время с 8.00 по 10.00). Естественно, почти ни один работающий пациент не сможет воспользоваться этой услугой и количество пациентов сокращается. Теперь можно перевести медсестру на полставки (работы у нее стало меньше) и увеличить фонд экономии. Таких примеров можно приводить десятки: опытный администратор всегда найдет, на чем сэкономить. Так, например, директор московской школы «Технологии обучения» для детей-инвалидов «экономит» более половины бюджета, поступающего на обучение учеников (подробности отражены в имеющейся в интернете Петиции «Руки прочь от денег детей-инвалидов!»). Список этот может быть легко продолжен.

Департамент образования города Москвы (ДОгМ) согласно доступной в интернете презентации доклада Начальника Дирекции ДОгМ О.И.Яковлева, « в результате эффективно проведенной работы по оптимизации сети подведомственных учреждений» сэкономил в 2015 году только в сравнении с 2013 годом 14,2 миллиарда рублей.

Поскольку сэкономленные деньги можно направлять «я послала официальный запрос в Правительство РФ: какова судьба сэкономленных 14,2 миллиардов рублей, ведь согласно П.17 Приложения к Постановлению Правительства Москвы от 24 октября 2014 г. № 619-ПП их можно направить в стимулирующие выплаты, то есть в зарплаты отдельных сотрудников ДОгМа? Мое письмо для ответа в итоге переслали в ДОгМ же. Его ответ, не говорящий о судьбе сэкономленных 14,2 миллиардов рублей ничего, только укрепляет в предположении, что экономия миллиардов выплачивается сотрудникам столичного образования в виде стимулирующих выплат.

Подобные примеры управленческих решений, направленных на «экономию», ущемляющих интересы потребителей госуслуг, исчисляются по всей стране сотнями тысяч, причем их цинизм и явный антисоциальный характер с годами растут.

Ликвидировав Единую тарифную сетку (ЕТС), центральная власть уполномочила устанавливать регионы. Вряд ли при этом предполагалось, что в отдельных регионах базовые оклады будут ниже МРОТ. На практике это так. Например, согласно п.1.6 Постановления Губернатора Владимирской области от 30 июля 2008 года N 544 (с изменениями на 16 августа 2018 года), актуальный базовый оклад работников профессорско-преподавательского состава 7000 рублей. Назначая мизерные оклады работникам бюджетной сферы, региональные власти постоянно повышают зарплату себе (за счет «сэкономленных» бюджетных средств). Например, Законом Владимирской области от 27 августа 2004 года N 136-ОЗ (с изменениями на 07.05.2018) предписывается: «Статья 6, п.1. При формировании фонда оплаты труда гражданских служащих сверх суммы средств, направляемых для выплаты должностных окладов, предусматриваются следующие средства для выплаты (в расчете на год):…6) ежемесячного денежного поощрения — в размере 30 должностных окладов…».

Оклад работника не может быть ниже базового должностного. Как видите, это выполнить совсем не трудно. Конкретные же размеры окладов и зарплат сегодня по закону в каждом учреждении назначает сам трудовой коллектив: они определяются коллективными договорами согласно 144 статье ТК и согласно ФЗ от 6 октября 2003 г. № 131 с изменениями и дополнениями. Это подтвердил во время июньской прямой линии 2017 года и президент, ответивший на вопрос учительницы о ее крайне низкой зарплате: «У нас деньгами учителей и определением уровня заработной платы распоряжается сама школа, она определяет штатное расписание и доплаты к окладу…» Поскольку априори работодатель и работник поставлен в состояние бизнес-партнеров с противоположными интересами — чем меньше получат работники, тем больше перейдет денег в стимулирующий (премиальный) фонд — работодатель подводит под увольнение каждого работника, посмевшего заговорить о повышении зарплаты.

Итак, директор платит мизерные зарплаты работникам на основании Положения об оплате труда, «принятого» коллективом, и Статьи 129 Трудового кодекса РФ. Эта старинная статья говорит о трех составных частях зарплаты: оклад, компенсационная и стимулирующая части. При этом соотношение этих частей в законе изначально отсутствовало. Пока по стране действовала ЕТС (пока государство по старинке еще само назначало размеры окладов работникам) само собой получалось, что главная часть зарплаты работника – оклад. Это была гарантированная часть, получаемая работником при подписании договора, очень часто оклад равнялся зарплате. Поэтому никакого особого напряжения в трудовых отношениях не было.

Сейчас часто работодатель устанавливает работнику меньшую часть зарплаты в виде оклада и большую часть зарплаты в виде негарантированной премии. Это законно. При этом по Определению Верховного суда от 27.11.17 г. N 69-КГ17-22: «выплата стимулирующих надбавок является правом, а не безусловной обязанностью работодателя». Так что работодатель может вообще не платить стимулирующие работнику. То есть любой обычный работник, не «приближенный» к руководителю, может рассчитывать только на оклад, даже через суд никто ему стимулирующие не заплатит…

Неплохие цифры зарплаты получаются из-за того, что Новая система оплаты труда позволяет (через стимулирующие выплаты) назначать работникам одной должности и одной нагрузки зарплату с разницей в разы.

Об этом, например, высказалась министр О.Ю.Васильева: «Руководство вузов, повышая достаток только отдельных, приближенных, преподавателей фактически не повышает зарплату педагогического коллектива. По принципу у тебя 20, у меня 120, а средняя у нас 70».

Еще в 2012 году «отдельные учителя Москвы», согласно данным пресс-службы Департамента образования столицы, получали зарплату более 300 тысяч рублей. Это абсурдно, когда зарплата работника одной должности отличается почти в 10 раз. И оплата совершенно не зависит от результатов работы – только от степени приближенности работника к руководству.

Сегодня гипер-доходы начальников бюджетных учреждений стали нормой. Некоторые главврачи даже захудалых районных больниц получают на уровне федеральных министров! И это — на фоне отсутствия лекарств и медтехники в этих же больницах.

Люди перестали верить властям, занимающимся «оптимизацией», увидели ложь их уверений в том, что «оптимизация» проводится в интересах граждан и начали устраивать акции социального протеста. Одна из последних — 9 января 2019 года пенсионеры перекрыли федеральную трассу в районном центре Шимск Новгородской области, с целью спасти от закрытия районную больницу.

Кое-где в премии «приближенных» руководителю сотрудников направляется более 50 процентов всех выделенных учреждению денег. Так, например, по свидетельству замминистра здравоохранения Татарстана А.Гарипова, во многих лечебно-профилактических учреждениях региона более 80 процентов уходят на зарплату, а деньги на лекарства, оборудование практически не тратятся. Об этом рассказано в статье «Медвестника» от 16.09.2018 «Исполнение майских указов по зарплате ведет к тому, что врачи вскоре будут лечить только словом». Также там говорится: .

Главврачи только говорят, что их действия обусловлены необходимостью выполнения майских указов. Не будут же они говорить: мы закрываем отделения, увольняем сотрудников, чтобы платить своим родственникам и знакомым сотрудникам все возрастающие зарплаты. Сейчас совершенно законно, через «стимулирующие выплаты», можно платить работнику одной нагрузки и должности зарплату с разницей в разы. На самом деле главврачи руководствуются задачей роста экономии денег любыми средствами, чтобы перевести экономию в премии отдельных сотрудников. У большинства же работников зарплаты падают, так как «остатки средств» по фонду оплаты труда тоже можно направить в выплаты стимулирующего характера.

Всеобщая «экономия» приводит к росту смертности, падению доступности образования и т.п. Достаточно сравнить перечень лекарств, которыми оснащались «Скорые» до 2010 года и современный перечень, чтобы увидеть запредельный цинизм управленческих решений, не останавливающихся даже перед провокацией смерти пациента из-за сокращения бюджетных трат.

Существует опасение, что в руках Комитетов и Департаментов имеется еще одно трудно доказуемое средство «экономии»: с ними «делятся» директора бюджетных учреждений. Поскольку по закону сейчас можно уволить любого директора без объяснения причин (п.2, ст. 278 ТК), директор полностью зависим от учредителя (региональных Департаментов, Комитетов и т.п.). На все руководящие посты назначаются «свои» сотрудники: те, кто будет «делиться» с органом-учредителем, который гарантирует их «непотопляемость».

Пример – «случай И.Ю. Шпитальской», директора Санаторно-лесной школы номер 7 в Подмосковье. Вот фрагмент статьи «Комсомольской правды», от 28 февраля 2013 года, о проведенной в Лесной школе проверке:

«Но больше всего нарушений ревизоры нашли в специальной летней школе №7 для детей с ограниченными возможностями… Там нарушили все, что только можно было… Вот только несколько фокусов с разоблачениями, которые удалось выявить. Родителей, сопровождавших своих детей-инвалидов в летнюю школу, оформляли младшими воспитателями. Им начисляли зарплату, но на руки не выдавали ничего. Пока подтверждено хищение таким способом 1,4 миллиона рублей. Некоторые хитрости с начислением заработных плат персоналу принесли еще 4,3 миллиона незаконных бюджетных рублей. Работников заставляли обналичивать премии и отдавать их администрации. Уже доказано получение таким способом 1,7 миллиона рублей. Разные нарушения по ремонту вылились в 2,3 миллиона рублей неправедного дохода администрации… В итоге … насчитали злоупотреблений на 41,5 миллиона рублей. Материалы переданы полиции, директор отстранена от работы».

Однако, после этого директор И.Ю. Шпитальская, допустившая все эти нарушения, стала работать директором московского Детского Дома для умственно-отсталых детей № 8 (Москва), а затем директором Центра содействия семейному воспитанию «Вера. Надежда. Любовь», в который помимо указанного Детского дома вошел еще один: ГКУ Специализированный дом ребенка №25 для детей с органическим поражением центральной нервной системы и нарушением психики. Никакой ответственности за свои действия на посту директора Санаторно-Лесной школы 7 И.Ю.Шпитальская так и не понесла. И таких шпитальских среди наших управленцев немало.

Хотела бы подчеркнуть, что я не прошу дополнительного финансирования для каких-либо лиц и структур, а наоборот, хочу сообщить, что столь необходимые в условиях кризиса средства для поддержки бюджетных организаций могут быть найдены в рамках существующей финансовой и административной системы.

Для того, чтобы их найти не нужны сколь-либо масштабные реформы, а нужно только привести существующую систему финансирования в соответствие с потребностями государства, изменив 144 Статью трудового кодекса, нормы НСОТ – «новой системы оплаты труда», а также изменить систему финансирования бюджетных учреждений, введенную в 2010 году, в соответствии с которой, как правило, все деньги, выделенные бюджетному учреждению, остаются у него — вне зависимости от того, были ли они израсходованы по назначению.

(

Источник: newizv.ru