Сериал «Ланцет»: не всякий псих — доктор Хаус

Первый канал запустил медицинский детектив «Ланцет»- 16 серий. Впечатлениями от завязочной серии делится Веста Боровикова. 

Ланцет был списан сценаристкой Валерией Подорожновой с доктора Хауса, у него плохой характер и хорошее чувство юмора, и он хороший врач. В данном случае – кардиохирург.

Играть Ланцета режиссер Елена Николаева доверила Павлу Трубинеру, и Трубинер справился. По крайней мере, в первой серии. Он хорошо сделал преображение героя, который теряет возможность работать в том деле, которое делает его счастливым. Он хорошо сделал ссору с женой. Он хорошо отшил журналистку и хорошо шутил с психиатром. В общем, его Ланцет органичен.

Но вот ведь незадача. Трубинеру приходится играть героя с девиантностью, которую мы как бы не должны замечать, потому что в сценарии она не прописана. У героя в одно и то же время умирает от инфаркта жена и после операции пациент. Ланцет игнорирует смерть жены настолько, что даже не едет на похороны. Зато проявляет недюжинное рвение в стремлении доискаться до причин смерти пациента. Ему как будто бы предъявлено обвинение во врачебной ошибке, которая привела к смерти пациента. Но кто обвинил? Суд? Родственники больного? Нет, «статья» в газете местного разлива. Прочитав которую, он проявляет редкую для его профессии мнительную тревожность, едет в полицию и рассказывает, что его пытались подкупить, чтобы он убил пациента. Зачем человеку, который теряет жену, так нервно реагировать на статью в газете? До такой степени близко принимать к сердцу смерть пациента, чтобы заниматься ею, а не похоронами жены? Почему главврач больницы вдруг называет героя негодяем лишь потому, что он не смог провести операцию сразу после смерти жены? Главврач- фашист? Нет, нормальный мужик, судя по игре Бориса Каморзина. Все странно в этом сценарии, и хорошая игра Трубинера не помогает ответить на вопросы, которые возникают на каждом шагу.

Странная реакция героя на не менее странную «статью», которой в реальности бы вообще не могло появиться, потому что ни один главред областной газеты не станет ссориться с главврачом областной больницы. Ему же там лечиться и лечить родню. И вообще они в разных весовых категориях.

Но простим сценаристу полное незнание специфики работы областных газет (и вообще журналистской работы, кстати, у него журналистка в диалоге трижды называет материал «статьей», что выдает в ней то, что она, как минимум, не журналистка). Но если его герой полный псих ( как иначе назвать человека, который не едет на похороны жены и после статьи в газете едет сотрудничать с полицией, которая ему ничего пока не предъявляла и предъявить не могла, судя по результатам вскрытия?), то почему ему доверяют оперировать сердце людям? И предложение начмеда (?) в прекрасном исполнении Евгении Симоновой стать замом главврача выглядит просто забавным.

Утешает то, что, если герой — псих, то его назревающий роман с психиатром-коллегой может быть интригующим. Той придется делать выбор между сердцем и долгом — сдавать такого как профнепригодного или покрывать как любимого.

В завязке, которая и толкает весь сюжет, к герою на операцию ложится миллионер. Почему он оперирует свое единственное сердце в местной больнице, а не в хорошей клинике в Израиле? Тут нужна была какая-то сверхмотивация типа того, что он под подпиской о невыезде, под следствием, под санкциями и никто его нигде не примет, кроме врачей дружественной Молдовы или Кубы.

Но нет. Нет никакой мотивации, владелец заводов, газет, пароходов доверяет свою жизнь психу из местной больницы по прозвищу Ланцет. И умирает сразу после операции. Что логично. Хорошая завязка для черной комедии, вполне в духе братьев Коэнов, но Первый канал анонсирует все это как драму.

Веста Боровикова

Источник: newizv.ru