Такой молодой — и уже стукач! Эксперты «НИ» оценили закон о кибердружинах

Проект о кибердружинах все-таки дошёл до стадии парламентских слушаний. Инициативу депутатов от «Единой России» уже успели прозвать новым законом о доносительстве. Нулевые чтения проходят в эти дни в Госдуме и Общественной палате России.

Юлия Сунцова

По замыслу авторов, кибердружинники за материальные поощрения будут помогать правоохранительным органам выявлять в Сети экстремистов, пропагандистов войны, разжигателей вражды и ненависти — одним словом, всех возможных нарушителей, распространяющих запрещённую в России информацию. Создаваться дружины будут в формате общественных организаций по согласованию с органами исполнительной власти. В них смогут вступить желающие граждане, достигшие 18 лет.

Будущий закон обязывает прокуратуру, следственные органы и местное самоуправление реагировать на информацию от кибердружин и возбуждать административные и уголовные дела.

Лоббисты законопроекта называют свое детище новым направлением во взаимодействии гражданского общества с уполномоченными органами по противодействию преступности! Содержаться «санитарные войска» по очищению руснета от вредной информации будут за счёт налогоплательщиков.

Общественная палата России, по действующему законодательству, готовит собственные экспертизы вносимых в Госдуму проектов. «Важно, чтобы законопроект о кибердружинах не стал инструментом давления на свободу слова или сведения счётов», — отметил Секретарь ОП РФ Валерий Фадеев. «Важно, чтобы кибердружины занимались реально серьёзными делами. <…> Бороться надо с полупреступными группировками, с распространением наркотиков».

Авторы законодательной инициативы обуславливают её необходимость тем, что …правоохранительные органы не справляются с огромным фронтом работ, поэтому добровольные усилия гражданского общества в этом направлении нужно поддерживать. «Целью законопроекта является создание правовых условий для добровольного участия граждан в противодействии распространению противоправной информации. Данным законопроектом устанавливается понятийный аппарат, вводится понятие «кибердружина», «противоправная информация», — поясняет соавтор законопроекта — депутат Государственной Думы РФ Олег Быков.

Директор ассоциации профессиональных пользователей социальных сетей и мессенджеров Владимир Зыков, тем временем, считает, что принятие закона о кибердружинах не нужен – и без него в России (оказывается!) успешно действуют многочисленные народные дружины, взаимодействующие с силовиками. «Если не будет находиться реальный противоправный контент, начнёт находиться привязанный за уши подобного рода контент, поскольку будет палочно-соревновательная система в регионах», — сказал он.

Коллега Григорий Пащенко, координатор проекта «Кибердружина» по ЦФО ему возражает. Дружины-то есть, но работать они не работают – получают средства от государства и тут же пропадают: «Нужна правовая форма, мы избавимся от “грибных” кибердружин, которые получают грант и пропадают», — говорит он.

С самого появления законопроект о добровольцах-чистильщиках российского интернета вызывает резкую критику в обществе и экспертном сообществе. Многие видят в нём возвращение цензуры и возрождение доносительства.

«Новые Известия» узнали мнения политологов, историков и экспертов о готовящемся законе.

Популярный блогер Илья Варламов:

— Если всё пойдёт по плану, то скоро у нас появятся виртуальные пионеры, которые день и ночь будут выискивать в ваших записях экстремизм, оскорбление чувств верующих и недостаточно патриотичное поведение. А потом писать доносы в полицию, чтобы неблагонадёжных граждан кидали в клетки и штрафовали. Серьёзно, эту новость можно было бы и не обсуждать. Мало ли кому пришла в голову глупость, а он её транслирует. Но тут случай особый. Я вполне допускаю, что скоро киберпионеры будут ловить в интернете киберхулиганов. Я даже не удивлюсь, если однажды мы увидим роту киберстукачей на параде Победы, где они будут гордо идти строем мимо трибун, а на их знамёнах будут имена посаженных по доносам сверстников, — высказался он в своем блоге. — Новость эта показывает, что на высших должностях в России и в депутатских креслах у нас сидят малограмотные, низкоквалифицированные и давно оторвавшиеся от реальности люди. Они совершенно не понимают, как работает интернет, как и чем живут люди, и что со всем этим делать.

Если этот закон примут (а я в этом особо не сомневаюсь), для нас ничего не изменится. Как мы знаем по уголовным делам в Барнауле, киберстукачей у нас хватает и без кибердружин. Прекрасные молодые студентки Алтайского филиала РАНХиГС (кафедра уголовно-правовых дисциплин) Дарья Исаенко и Анастасия Битнер показали всей стране, что можно вечерами рыться в соцсетях своих знакомых и писать доносы, чтобы их посадили. Администрация «ВКонтакте» без всяких кибердружин стучит в двери полиции, чтобы слить своих пользователей. Всякие савушкинские <…> [прим.ред. наёмные чёрные пиарщики] не первый год за бюджетные деньги гадят в комментах.

Тамара Эйдельман, член правления Объединения преподавателей истории:

— В те дни, когда все мы с облегчением вспоминаем смерть Сталина, как можно реагировать на законопроект, который готовит стукачей? Все это говорит нам об общей атмосфере, об общем положении дел в стране. Но гораздо страшнее в этом законе – последствие, которое уже сейчас легко предвидеть — развращение огромного количества людей и людей, преимущественно, молодых. Они будут участвовать в этом процессе за какие-то подачки или псевдонаграды или просто ради удовольствия сделать кому-то гадость, у многих сформируется неправильное представление о тех страшных вещах, которыми они занимаются. Остается только надеяться, что в этот раз это будет не четыре миллиона доносов, о которых писал Довлатов. В любом обществе есть совсем небольшой процент подлецов и такой же небольшой процент святых людей. А вот в нас, грешных, намешано и хорошее, и плохое. Будет запрос на стукачество, и, к сожалению, у очень у многих это проснётся. И это очень печально, что кто-то с этим играет.

Никита Петров, историк, научный сотрудник общества «Мемориал»:

— Подобные инициативы всё чаще, к сожалению, стали всплывать к поверхности — паранойя нашего общества зашкаливает. Это проявление давно изжитых и давно осуждённых в нашей стране практик. Попытка снова внедрить таких энтузиастов на массовой основе абсурдна. Мне хочется верить, что наше общество не войдёт в это движение как в мейнстрим. Но отдельные бдительные граждане, отдельные группы, особенно, если их будут материально поощрять и стимулировать, обязательно включатся в эту «увлекательную затею» и будут выискивать крамолу в интернете. Будет власть это движение хорошо финансировать и сделает массовым — пойдут наветы, приписки и вал «сигналов», с которым сама власть справиться не сможет. Дело в том, что потом? Потом, с точки зрения российской власти, должно следовать наказание. Они хотят перегрузить суды и придумать «упрощённую форму»? Или отключать кого-то конкретного от интернета? И то и другое – страшное средневековье. Все эти инициативы находятся в противоречии с Конституцией: и финансирование доносительства, и доносительство.

Илья Гращенков, руководитель Центра развития региональной политики:

— История всегда повторяется, но во второй раз – в виде фарса. Увы, сталинская система жёстко разделила нас на два лагеря: одни стучат по привычке (в ЖЭК, в милицию, ещё куда-то, просто потому, что так их воспитали), а другие наоборот – даже о реальном преступлении заявлять не спешат, не желая становиться «стукачом».

Новый закон, видимо, пытается легализовать первых и перевоспитать вторых. Ведь сообщить о наркодилерах и террористах вроде бы не зазорно? Вопрос лишь в том, что обычно именно эта категория преступлений и остается не раскрытой, а вот сообщить о том, что сосед ходит на митинги Навального, например, или хранит дома запрещенную книгу – большой соблазн. В итоге в стране, где сажают за репост, вполне может прижиться практика нео-стукачества по политическим мотивам, но уже в виде фарса. В лагеря не отправят, а вот жизнь испортить вполне могут.

Яна Назарова, главный редактор международного аналитического агентства International Analytical News Agency:

— Еще 2 года назад в ООН практически единогласно была принята резолюция о противодействии киберпреступности по инициативе России. Всем понятно, что преступный мир в интернете чувствует себя достаточно комфортно. Действующего при помощи Сети вора очень сложно поймать — не помогают ни двухфакторные, ни трёхфакторные идентификации. Для борьбы с киберпреступностью созданы спецотделы в спецслужбах всех стран. В этой сфере работают официальные, высококвалифицированные сотрудники органов. Они пишут специальные сложные программы для поимки интернет-преступников. Снимают конфиденциальность с соцсетей, мессенджеров, чтобы отслеживать все потоки информации по всем источникам. Всему этому они уже давно научились, как бы вас ни уверяли в конфиденциальности. Но этим занимаются профессионалы, так и пусть занимаются. Для чего нам нужны новые кибер-Павлики Морозовы? Кто они такие, чтобы просто так передавать им специальные алгоритмы программ, секретные разработки, а значит, ставить на учет в МВД, ФСБ и ИНТЕРПОЛ?

А вы представляете, что может стать с бизнесом, если будет принят такой закон? Сегодня весь бизнес уходит в он-лайн – он-лайн-продажи, размещение рекламы на площадках, интернет-порталы показывают огромные доходы и это реальные деньги. В интернете действуют все традиционные законы бизнеса и PR, как белого, так и черного. Где гарантия, что подобный закон не развяжет руки нечистоплотным не гнушающимся ни чем мерзавцам, которые с удовольствием будут стучать на конкурентов в органы, видеть все их данные? Действие сетей, порталов, каналов на время разбирательств будет приостановлено, ни в чем не повинные владельцы площадок будут терпеть колоссальные убытки. Официально на уровне международного права и по принципам ненарушения законов частной жизни розыскной деятельностью должны заниматься официальные органы! Зачем нам вместо квалифицированного сотрудника спецслужбы доброволец-киберстукач?

Александр Георгиевич Костанянц, профессор РАНХ и ГС при Президенте РФ, Почетный адвокат России, юрист-международник:

— Без специальных познаний в области кибербезопасности и соответствующих технологий, ни о каком профессионализме и речи быть не может. Предлагаемая прослойка населения, которая, по смыслу законопроекта, будет выступать в качестве кибердружинников, с одной стороны, может быть полезной в качестве информационной подачи неправомерных случаев. Но, с другой стороны, без сомнений породит хаос, беспорядок и невежество, что обновит криминологический способ правонарушений в области кибербезопасности. А как только речь зайдет о преференциях в этой среде, мы получим новый вид коррупционной составляющей.

Кроме этого объективно задействованные и финансируемые из госбюджета служащие правоохранительных органов с большим трудом будут совмещать действующее оперативно розыскное искусство, предусмотренное ФЗ об оперативной розыскной деятельности, с другими подзаконными актами. Специализированный оперсостав различных подразделений с предполагаемыми кибердружинниками с большим трудом будут строить отношения по взаимодействию. Для соблюдения режима конфиденциальности, а порой и применения грифа секретности необходимо будет оформлять соглашение о сотрудничестве, и не каждый дружинник может быть к этому допущен.

Источник: newizv.ru