Терпенье и труд не все перетрут. Опровергнуто правило 10 тысяч часов

Правило канадского писателя Малкольма Гладуэлла, согласно которому для достижения высокого уровня мастерства требуется не менее 10 тыс. часов занятий, опровергли исследователи из Кливленда.

В 2008 году Малкольм Гладуэлл опубликовал книгу «Гении и аутсайдеры. Почему одним все, а другим ничего?». В ней он доказывал, что гениев не существует, а мастерство в любой области достигается исключительно тренировками. Эта идея обрела огромную популярность, хотя ее уже пытались опровергнуть психологи, пишет РБК со ссылкой на The Guardian.

«Идея действительно укоренилась в культуре, но она упрощена. Когда дело доходит до навыков, сложная комбинация факторов, таких как окружающая среда, генетика, социальные взаимодействия, объясняет различие в производительности», — считает Брук Макнамара, психолог из Кейсовского университета в Кливленде, штат Огайо.

Правило вывели из наблюдений за карьерами скрипачей и пианистов в 1993 году. Оно показало, что накопленное время практики было связано с мастерством: в среднем, к 20 годам лучшие музыканты набрали 10 тыс. часов, а более посредственные — гораздо меньше. Авторы этого исследования отвергали важную роль таланта и утверждали, что различия в способностях и результатах зависят исключительно от количества репетиций. Гладуэлл умудрился объяснить этим успехи многих знаменитостей — от Моцарта до The Beatles.

Брук Макнамара решила повторить исследование 1993 года, чтобы сравнить выводы. Она пригласила 13 скрипачей и попросила в течение недели регулярно заполнять дневники активности, учитывая субъективную оценку практических навыков (превосходные/средние/малоуспешные).

Хотя менее опытные музыканты действительно за 20 лет занятий набрали около 6 тыс. часов практики, этого было мало, чтобы определить разницу между хорошим и превосходным музыкантом. В практической копилке последних содержалось около 11 тыс. часов музицирования. Суммарно количество часов, потраченных на практику, составило около четверти разницы в навыках между тремя группами.

Макнамара сделала вывод, что практика — не панацея. «Как только ваша квалификация достигает высокого уровня, практика перестает влиять на разницу. Все практиковались много, но лучших из лучших определяет другое, — объясняет она. — Факторы зависят от области деятельности: в шахматах это интеллект и рабочая память, в спорте — дыхание. Один фактор может влиять на другой. Например, ребенок, который любит скрипку, может с удовольствием играть на ней часами, потому что не считает это рутинным занятием».

Авторов исследования 1993 года эксперимент Макнамары не впечатлил. Психолог из Флоридского университета Андерс Эрикссон считает, что результаты новой работы повторили выводы предыдущей, Ральф Крампе из Католического университета в Левене констатирует, что работа Макнамары полностью подтвердила его убеждения: практика — самый важный фактор мастерства. Кливлендский психолог парирует: «Нужно понимать границы. Практика поможет вам стать лучше вас вчерашнего. Но не лучше вашего приятеля по классу скрипки». 

Источник: ej.by